Три победы в Европарламенте к перерыву

Christian Engström, Member of European Parliament, in Plenary

Прошло два с половиной года с выборов Европарламента в 2009 году, где я был избран членом Европейского парламенента от Пиратской партии Швеции. Парламент снова приступает к работе после каникул и начинается вторая половина моего срока.

Чего достигнула Пиратская партия за это времея, за первую половину срока? Я хотел бы выделить три успеха, где ясно, что мы сумели что-то изменить.

1. Пакет телекомунникаций был первым большим испытанием для пиратской политики , сразу после моего избрания в Европейский парламент. Пакет был практически завершен, обсуждение по нему шло в прошом созыве парламента. Оставался только один вопрос, который в публичных дебатах называли “поправка 138” . Суть вопроса в том, можно ли человека отключить от Интернета (например, за незаконный файлообмен), и какие правовые гарантии он в таком случае будет иметь.

ПЕРЕВОДНАЯ СТАТЬЯ
Эта статья – перевод английского перевода статьи на шведском. Оригинал на шведском здесь.

Когда я стал депутатом Европарламента, пакет телекоммуникаций находится в так называемой “стадии примирения”. Это означает, что делегация из 27 человек от Европейского парламента ведет переговоры с государственными служащими из Европейского Совета Министров и из Европейской комиссии по поводу окончательной редакции закона. (Да, это странно, что избранные законодатели должны вести переговоры государственными служащими, которых никто не избирал, по принятию законов, но так работает Европейский Союз.)

Я был в составе этой делегации из 27 человек и настаивал на политике, что вообще никто не должен быть отключен от Интернета, но, если такое случится, то должно быть, как минимум, беспристрастное судебное разбирательство, включая право обвиняемого высказать свою точку зрения, до того, как произвести отключение.

В конце концов мы выиграли эту битву и получили настолько сильные гарантии по правовой процедуре, насколько было возможно по законодательству. Мы победили, благодаря многиим активисты в Интернете, которые направляли общественное мнение, оказывая давление на других членов Европарламента, связываясь с ними по почте и другими способами. Это заставило другх парламентариев прислушаться ко мне, так как они знали, что я представляю Пиратскую партию и могу объяснить, чего именно хотят активисты в Интернете. Сочетание внешнего давления общественного мнения вместе с человеком изнутри на этот раз сработало очень хорошо.

2. Книги для слабовидящих были для нас большой победой. Европарламент выразил официальную поддержку обязующему международному соглашению, которое гарантирует слабовидящим гражданам доступ к книгам в разных странах и в доступном для них формате. Организации слабовидящих требовали это десятилетиями, но издатели и лобби авторского права боролись против этого всеми мыслимых способами.

Эта формальная поддержка была моей инициативой, после того, как я внес поправку к докладу о культурном секторе в будущем. (Так и надо делать: ни Европейский парламент в целом, ни отдельные его депутаты, не имеют формального права на инициативу в том смысле, что мы не можем вносить предложения по новым вопросам, но мы можем вносить предложения о дополнениях или изменениях в отчетах, которые создает Европейская Комиссия).

Поправка, которую я написал, вначале была принята в комитете по правовым вопросам, JURI (членом которой я являюсь), а затем в комитете по делам культуры, CULT, и наконец в самом парламенте. Официальное заявление от Европарламента само по себе не является юридически обязательным, но представители организаций слабовидящих, с которыми я работал, сказали, что эта победа очень важный шаг на пути вперед, и много значит по крайней мере для морального духа в кругах их активистов.

3. Зеленая группа приняла программу Пиратской партии по вопросам авторского права и файлообмену этой осенью, в октябре 2011 года. Основные пункты этой политики – легализация файлообмена и других каналов некоммерческого распространения, сокращение срока коммерческой охраны до 20 лет с момента публикации, регистрацию для поддержания коммерческой эксклюзивности на сроки более пяти лет, право на бесплатное испытание товаров, а также запрет на DRM.

Этой победой я горжусь больше всего и считаю ее самой важной, хотя она (пока что) не привела к новым законам или формальным заявлениям от Европарламена в целом.

Я это победу вижу самой важной по чисто математической причине. До сих пор я был едиснтвенным представителем Пиратской партии среди 736 членов Европейского парламента. Это всего 0,14 процента голосов в Парламенте. В оставшуюся часть срока, когда Амелии Андерсдоттер наконец разрешили вступить в должность в качестве второго представителя Пиратской партии, мы будем иметь два голоса из 754. Это почти в два раза больше, но это все же только 0,27 процента голосов на нас двоих.

Чтобы добиться большинства для политики Пиратской партии, мы должны привлечь к нам большое количество других членов Европарламента от нескольких других фракций. Иногда можно создать большинство за некоторые предложения, пробедя тактическую работу, (как в двух предыдущих примерах), но для превращения львиной доли пиратской политики в закон, необходима перемена отношения со стороны большинства наших коллег.

Таким образом я считаю, что основная задача Пиратской партии в Европарламенте – это быть той пресловутой каплей воды, которая точит камень, при каждом случае подчеркивая, что нынешняя информационная политика находится в тупике, и со временем убедить достаточное количество наших коллег из других партий прислушаться к нашим позициям и согласиться с ними.

Это большая работа, для которой нужно время, конечно, но это мы знали с самого начала. Но теперь, имея опыт первой половины своего срока, я уверен, что мы на правильном пути и в конце концов выиграем, пусть для этого надо проделать еще очень много.

arrow